9 Декабря

«Если ребенок влюбился в фонтан»…

Как мы уже сообщали, по результатам заочного этапа конкурса переводчиков немецкого языка никто из участников не набрал положительного числа баллов. «Как так?» — этот вопрос задали организаторам практически все финалисты. И попросили разбора полетов. Редактор отдела переводов компании «Палекс» Елена Куприна внимательно перечитала все работы и обратила внимание на самые распространенные и самые грустные ошибки.

«Цель заочного этапа заключалась в выявлении самых сильных участников конкурса. На перевод был предложен несложный текст технико-маркетингового содержания. Очевидно, что при усиленной поддержке онлайн-переводчиков и словарей перевод, тем более письменный, многим представляется весьма легкой задачей, не требующей каких-либо особых знаний — например, немецкого языка.

kuprina2

Самым интересным при проверке оказалось предложение, содержащее устойчивое выражение «Wenn das Kind in den Brunnen gefallen ist und die Maschine nicht funktioniert, werden wir kontaktiert». Переводчик Google предлагает следующий вариант: «Если ребенок упал в колодец и машина не работает, мы можем связаться». Участники конкурса проявили не меньшую изобретательность: «Если ребенок в фонтан упал, и машина не функционирует, с нами контактируют»; «Если ребенок упал в скважину и машина не работает, мы с вами свяжемся»; «Если неопытный водитель налетел на колодец и машина не работает, мы связываемся с техническим персоналом»; «Если надежды на детище рухнут и машина не будет функционировать, то мы свяжемся» и уже более оптимистично — «Если ребенок влюбился в фонтан и механизм не работает, свяжитесь с нами».

Чтобы отвести угрозу от детей, приведу один из правильных вариантов перевода: «Когда становится слишком поздно и оборудование выходит из строя, обращаются к нам».

Напомню, что речь в тексте шла о бывшем в употреблении оборудовании, а конкретно о том, что необходимо учесть, чтобы оно исправно работало и приносило выгоду предприятию. Удивительно, что многие не отличают «подержанное оборудование» от «поддержанного». Очень распространенная ошибка, хотя стоило бы задуматься, что подразумевается под «поддержанным оборудованием».

Как бы то ни было, «поддержанное оборудование» звучит все же лучше, чем «подперженное устройство».

А теперь заголовок: «Чтобы Ваша поддержанная машина не была «Аварией». «Авария» в кавычках и с большой буквой, очевидно, обозначает название. Остается догадываться, название чего. Другой вариант перевода заголовка активизирует все мыслительные процессы: «С этим ваша использованная машина не ведет к применению». И продолжим: «Когда одно из трубогибочных машин к примеру: для обработки тонкостенных выхлопных труб предназначена массовом производством, она очевидна не для загиба от толкостенных проводов высокого давления». И это не шутка.

В начале текста автор неосторожно сравнил покупку подержанного станка с покупкой автомобиля, чем совершенно сбил с толку наших переводчиков. Для обозначения станка в немецком используется термин «Maschine», а для автомобиля, как правило, «Auto». Так вот, автор однажды упомянул Auto и вернулся к обсуждению подержанных станков (Gebrauchtmaschine). Но переводчики ни о чем не забыли и сделали автомобили виновными в сбоях производственных процессов:

«В крайнем случае новый поддержанный автомобиль будет «авария» производственного процесса, так как качество конструктивного элемента и производительность мощности не соответствуют».

Участникам конкурса также было предложено отредактировать уже переведенный текст из истории российских немцев. В переводе, в частности, были искажены даты и географические названия, приведены нескладные конструкции. Не уделив этому должного внимания, некоторые участники добавили в текст еще большее количество ошибок. Например, Екатерина Великая уже перестала таковой быть, уступив свой титул новоприбывшим: «250 лет назад Екатерина пригласила великих немецких поселенцев в Россию». Путешественники пересели с коней почему-то именно на кобыл: «Испуганно переглядываются путешествующие на кобылах и повозках». «Вокруг них: дикость на столько бросается в глаза». Кто-то посчитал необходимым подчеркнуть, что Катарина Нойфельд — не просто историк по профессии, а «женщина-историк».

На фоне в целом грустных результатов заочного этапа хотелось бы особенно поблагодарить тех, кто, не жалея своего времени, постарался и прислал качественный перевод».